Rambler's Top100

Лекция 2. Социальные идеи Ветхого Завета

 

Принцип человеческой падшести. Принцип Закона. Принцип социальной справедливости. Принцип теократии (экономической, культурной, политической). Дуализм в отношении к богатству. «Свои-чужие».

 

Обсуждая социальные идеи Писания, мы пойдем по пути выявления неких фундаментальных принципов, лежащих в основе христианской социальности. В дальнейшем, мы будем применять эти принципы при рассмотрении конкретных социальных явлений. Сначала укажем на такого рода принципы в  Ветхом  Завете.

 

1.           Принцип человеческой падшести

 

Человек, задуманный как образ и подобие Божие, пал, отказался от послушания Богу. И нам, социологам, приходится иметь дело именно с падшим человеком. Грехопадение – кардинальное событие, которое социологу надо все время иметь в виду. Люди сами строят свое общество, и падшесть человеческая как бы огустевает, фиксируется в общественных институтах. А падшие институты уже давят на вновь вступающих в жизнь людей, уродуя их и заставляя проявить свою потенциальную падшесть.

Именно из-за падшести Господь дает Израилю Закон, причем несовершенный. «Закон ничего не довел до совершенства» (Евр.) говорит ап. Павел.

Но падшесть – не естественное состояние человека (по святоотеческому учению естественна святость). И христианство – путь избавления от падшести.

 

2.           Принцип Закона

 

Господь утверждает свое владычество над Израилем в форме Закона. Да и сам принцип закона не может достигать совершенства. Он ориентирован на падшее человечество. На более высокие формы жизни Израиль не готов. Закон дан народу жестоковыйному, непослушному, все время отвергающему Бога. Закон держит Израиль в узде, заставляет его покориться Богу.

Нет оснований отрицать то, что смыслом и исходом всего ветхозаветного периода является рождение Божией Матери и затем – Спасителя. Но путь для достижения этой цели Господь избирает не через чудо – нет, для этого Он создает целое общество и воспитывает его, проведя через большой исторический промежуток, и поэтому весь ветхозаветный период в социальном отношении крайне интересен.

Все заповеди Закона имеют социальный смысл. Первые три («Я Господь Бог твой», «Не сотвори себе кумира», «Не произноси имени Господа Бога твоего всуе») устанавливают верховенство Бога во всех, в том числе и социальных отношениях. Четвертая («Наблюдай день субботний»), кроме верховенства Бога, регламентирует режим труда и отдыха. Пятая и седьмая («Почитай отца своего и матерь свою», «не прелюбодействуй») охраняют незыблемость семьи, в том числе и как фундаментальной социальной ячейки. Шестая («Не убей») устанавливает верховную ценность жизни, которая должна охраняться социально; девятая («не произноси ложного свидетельства») – принцип честности, без которого общество существовать не может. Восьмая и десятая («не кради», «не пожелай») в контексте Ветхого Завета охраняют собственность, на которой основывается весь его экономический уклад. Говоря кратко, первые четыре заповеди вводят верховенство Бога, теократию; последние шесть заповедей говорят о любви к ближнему.

«Господь есть любовь» (1 Ин.), а следовательно и общество должно быть основано на любви. Человечество задумано Господом как род, по образу Троицы, единосущной, но триипостасной, причем ипостаси имеют между собой совершенную любовь. Аналогично и общество ­ – одна (единственная) природа  и много личностей. По мнению Василия Великого только грехопадение разделило природу по числу личностей. Но связь между человеческими личностями не прервалась полностью – она осталась, в том числе и в виде социальных связей, без которых человек теряет человеческий облик.  Общество чистых эгоистов существовать не может. Необходима органическая связь между членами общества. Иначе говоря, нужна добрая воля самих членов общества жить сообща.  Она и проявляется в любви. Вся любовь – от Бога. Любовь к Богу дает всем единую идеологию, сплачивает идейно. Любовь к ближнему устанавливает органические связи между членами общества.

Однако в силу падшести человеческой принцип любви в Законе присутствует лишь в ограниченном виде. Особенность любви к ближнему в ВЗ в том, что любовь в Законе записана в виде своих низших, очевидных проявлений. Высшие, наиболее ценные формы любви к ближнему в Законе отсутствуют, ибо регламентированы быть не могут. В этом кардинальная ограниченность закона.

Таким образом, любовь вовсе не противоречит Закону. Наоборот, Закон защищает любовь от проявлений человеческой падшести. Одним из примеров такой «любви в законе» является милостыня:

 «Если же будет у тебя нищий кто-либо из братьев твоих, в одном из жилищ твоих, на земле твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе: то не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей пред нищим братом твоим, но открой ему руку твою и дай ему взаймы, смотря по его нужде, в чем он нуждается. Берегись, чтобы не вошла в сердце твое беззаконная мысль: «приближается седьмой год, год прощения», и чтоб от того глаз твой не сделался немилостив к нищему брату твоему, и ты не отказал ему; ибо он возопиет на тебя к Господу, и будет на тебе грех. Дай ему взаймы, и, когда будешь давать ему, не должно скорбеть сердце твое; ибо зато благословит тебя Господь, Бог твой, во всех делах твоих и во всем, что будет делаться твоими руками. Ибо нищие всегда будут среди земли твоей; потому я и повелеваю тебе: отверзай руку брату твоему, бедному твоему и нищему твоему на земле твоей» (Втор.15,7-11).

Другим важным примером проявления любви через Закон является установление социальной справедливости. Ибо справедливость включает в себя любовь. А точнее – она та самая «любовь к дальнему», которая, к сожалению, часто третируется православными богословами. Социальная справедливость, вкорененная в Закон настолько важна, что требует отдельного рассмотрения.

 

3. Принцип социальной справедливости

 

Господь весь Закон строит на принципе социальной справедливости. Устанавливая частную собственность в ветхом Израиле, Господь предусмотрел, чтобы собственность не скапливалась в одних руках.

Покажем это на примерах:

7-летний цикл. «Субботний год»:

Каждый седьмой год Закон предписывает не сеять и не убирать урожай: «шесть лет засевай поле твое и шесть лет обрезывай виноградник твой и собирай произведения их, а в седьмой год да будет суббота покоя земли, суббота Господня: поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезывай» (Лев.25,3-4), все же выросшее на полях отдается бедным и животным: «что само вырастет на жатве твоей, не сжинай, и гроздов с необрезанных лоз твоих не снимай; да будет это год покоя земли; и будет это в продолжение субботы земли всем в пищу, тебе и рабу твоему, и рабе твоей, и наемнику твоему, и поселенцу твоему, поселившемуся у тебя; и скоту твоему и зверям, которые на земле твоей, да будут все произведения ее в пищу» (Лев, 25,5-7). 

 В седьмой год прощались долги и отпускались все рабы-евреи.

50 летний цикл. «Юбилейный год». Плюс к «субботним установлениям» земля возвращалась владельцам безвозмездно, даже если была у него куплена.

Закон о юбилейном годе почти никогда не соблюдался в Истории Израиля. Законодательство седьмого года также часто не соблюдалось. Иудеи даже считали, что 70-летнее вавилонское пленение – наказание за 70-кратный пропуск субботнего года.

Социальная справедливость в хозяйственных законах.

Плата наемникам:

«В тот же день отдай плату его (наемника –  Н.С.), чтобы солнце не зашло прежде того, ибо он беден  и ждет ее душа его» (Втор.24,14). Из последней нормы также следует, что  запрещалось требовать работы после захода солнца.

Воровство: уплатить вдвое, но в 5 раз за  вола и в 4 за  овцу. Если платить нечем, то идти в рабство (или отдавать детей).

О рабстве.

В окружавших еврейский народ государствах  – Ассирии, Вавилоне, Египте – существовали очень суровые  законы для рабов, фактически превращавших их в бесправный рабочий скот. Иную картину мы видим в Израиле.  Мы уже упоминали о гуманных нормах седьмого года, предписывавших отпускать раба после шести лет работы. Но дело даже не столько  в этом. Сама жизнь раба была иной. Раб в древнееврейском языке «эвед» означает «работник». Перевод этого слова как «раб» («дулос») впервые появился в Септуагинте и был перенесен затем в Синодальный перевод /7:161/. «Раб» был в достаточной мере свободной личностью, более свободной, чем наши крепостные крестьяне. Поэтому случаи «попадания в рабство» за неуплату долгов или продаже в рабство своих детей следует понимать с учетом этого обстоятельства. Фактически рабство было продажей труда, либо собственного, либо своих детей, в уплату за долг. Вот как закон Моисеев требует обращаться с рабом: «Когда обеднеет у тебя брат твой и продан будет тебе, то не налагай на него работы рабской: Он должен быть как наемник, как поселенец; до юбилейного года пусть работает у тебя, А тогда пусть отойдет он от тебя, сам и дети его с ним, и возвратится в племя свое, и вступит опять во владение отцов своих, Потому что они – Мои рабы, которых я вывел из земли Египетской: не должно продавать их, как продают рабов; Не господствуй над ним с жестокостью и бойся Бога твоего» (Лев.25, 39-43).

Законодательство заботится и о том, откуда добыть средства к существованию рабу, вышедшему на свободу: «Когда же будешь отпускать его (раба – Н.С.) от себя на свободу, не отпусти его с пустыми руками, Но снабди его от стад твоих, от гумна твоего и от точила твоего: дай ему, чем благословил тебя Господь, Бог твой: Помни, что и ты был рабом в земле Египетской и избавил тебя Господь, Бог твой, потому и сегодня я заповедую тебе сие» (Втор.15,13-15).

Отметим, что все это должно быть передано освобождающемуся рабу безвозмездно. Еще одна норма: «Не выдавай раба господину его, когда он прибежит к тебе» (Втор. 23. 15).

Однако, к рабам-неевреям отношение иное.  Своих единоплеменников нельзя держать в рабах более шести лет. А вот иных рабов можно: «А чтобы раб твой и рабыня твоя были у тебя, то покупайте себе раба и рабыню у народов, которые вокруг вас; также и из детей поселенцев, поселившихся у вас, можете покупать и из племени их, которое у вас, которое у них родилось в земле вашей, и они могут быть вашей собственностью; можете передавать их в наследство и сынам вашим по себе, как имение; вечно владейте ими как рабами» (Лев.24,44-46).

Ни под «субботу Господню», ни под «юбилейный год» рабы из не евреев не подпадают.

Хозяйственный ущерб. Он также тщательно регламентировался, например:

«Если кто раскроет яму, или если выкопает яму и не покроет ее, и упадет на нее вол или осел, то хозяин ямы должен заплатить, отдать серебро хозяину их, а труп будет его. Если чей-нибудь вол забодает до смерти вола у соседа его, пусть продадут живого вола и разделят пополам цену его; также и убитого пусть разделят пополам; а если известно было, что вол бодлив был и вчера и третьего дня, то хозяин его (быв извещен о сем) не стерег его, то должен он заплатить вола за вола, а убитый будет его» (Исх.21. 33-36).

Ростовщичество. Оно подчинено правилу: ближнему своему не отдавай в рост, а иноземцу – отдавай.

«Не отдавай в рост брату твоему ни сребра, ни хлеба, ни чего либо другого, что можно отдать в рост; иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост» (Втор.23,19-20).  Однако, иноземцу еврей обязан был отдавать в рост, причем имеется и обоснование: «и ты будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы; и господствовать будешь над многими народами, а они над тобою не будут господствовать» (Втор.15,6).

Торговля. Закон разрешал торговлю, причем предписывалось выставлять справедливую цену. Кроме того, закон запрещал обман в делах торговли: «Не делайте неправды в суде, в мере,  в весе и в измерении: да будут у вас весы верные, гири верные, ефа верная и гин верный» (Лев.19,35-36) (ефа и гина  – меры объема, равные соответственно 52.48 л. и 8.5 л.). 

В ветхозаветные времена в качестве денег использовались сикли – слитки серебра (около 8.5 г.). Но поскольку слитки были все-таки разного веса, иудеи носили с собой гири за поясом. Одна мина равнялась 50 сиклям, один талант – 60 минам. Были и золотые сикли, мины и таланты, причем стоимость серебра к золоту относилась как 1/13. Авраам купил у Ефрона участок земли за 400 сиклей. Кроме того, были в большом ходу римский  динарий и равная ему греческая драхма; они составляли 1/100 мины. Обол стоил 1/6 драхмы, а лепта – 1/56 обола. Отметим, что динарий составлял обычную дневную плату наемнику.

Как утверждают ученые, в ветхозаветной истории  еврейского народа Закон далеко не всегда выполнялся. В частности, законодательство 50- года, практически никогда не соблюдалось. Законодательство седьмого года также часто не соблюдалось. Иудеи даже считали, что 70-летнее вавилонское пленение – наказание за 70-кратный пропуск субботнего года. Поэтому расслоение на богатых и бедных  в иудейском обществе становилось все более заметным. Недаром пророк Исайя говорит: "Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места, как будто вы одни поселены на земле" (Ис.5,8).

Ветхий Завет  – это не только конкретные нормы социальной справедливости. Он дает удивительно точное объяснение  ее моральной сущности. Вот оно: «люби ближнего твоего, как самого себя» (Лев.19,18). И действительно, суть справедливости в том, что в вопросах распределения каждый получает по заслугам невзирая на лица. И в этом смысле я ничем не выделен из других людей. Следовательно, принимая социальную справедливость за норму своей жизни, я тем самым утверждаю, что к себе я отношусь точно так же, как и ко всем остальным – не лучше и не хуже. Или иначе: люблю остальных так же, как себя.

Конечно, это не определение общества социальной справедливости, а лишь характеристика справедливого человека. Причем, заметим, что человека отнюдь не святого – в нем любовь к ближнему уравновешивается любовью к себе (т.е. эгоизмом). Но этот критерий позволяет ясно осознать, что социальная справедливость невозможна без определенного уровня любви среди членов общества.

 

 

4.Принцип теократии (экономической, культурной, политической)

 

Теократия – правление Бога, власть Бога. Без Бога, послушания Ему, исполнения Его замысла общество существовать не может. «Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии: аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий» (Пс.126,1).

Теократия должна быть во всех областях.

4.1. Политическая теократия.

Государственная власть от Бога. Но какая форма правления наиболее соответствует этому тезису? Тут Ветхий Завет двойственен.

С одной стороны Второзаконие говорит о том, что в Израиле нужно поставить царя:

«Когда ты придешь в землю, которую Господь, Бог твой даст тебе, и овладеешь ею, и поселишься на ней, и скажешь: поставлю я над собою царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня, то поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой; из среды братьев твоих поставь над собою царя; не можешь поставить над собою царем иноземца, который не брат тебе» (Втор. 17, 14—15)

Однако, книга Царств трактует этот вопрос немного иначе. Когда вопрос о царе был поставлен народом, то Господь говорит:

 «И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе, ибо не тебя они отвергли, но отвергли меня, чтоб Я не царствовал над ними» (1 Цар. 8,6)

Однако все же Господь согласился сделать так, как хочет народ. Самуил рассказал народу о всех негативных сторонах поставления в Израиле царя – монарх для укрепления своей власти может создать государство, которое из слуги может стать господином и подчинить народ своей бюрократии:

«И сказал: вот какие будут права царя, который будет царствовать над вами: сыновей ваших он возьмет и приставит к колесницам своим и сделает всадниками своими; и будут они бегать пред колесницами его; и поставит их у себя тысяченачальниками и пятидесятиначальниками, чтобы они возделывали поля его, и жали хлеб его, и делали ему воинское оружие и колесничный прибор его; и дочерей ваших возьмет, чтобы они составляли масти, варили кушанья, пекли хлебы; и поля ваши и виноградные и масличные сады ваши лучшие возьмет, и отдаст слугам своим; и от посевов ваших и из виноградных садов ваших возьмет десятую часть и отдаст евнухам своим и слугам своим; и рабов ваших и рабынь ваших, и юношей ваших лучших, и ослов ваших возьмет и употребит на свои дела; от мелкого скота вашего возьмет десятую часть, и сами вы будете ему рабами; и восстенаете тогда от царя вашего, которого вы избрали себе; и не будет Господь отвечать вам тогда. Но народ не согласился послушаться голоса Самуила, и сказал: нет, пусть царь будет над нами, и мы будем, как прочие народы; будет судить нас царь наш, и ходить пред нами, и вести войны наши.» (1 Цар.8, 11-20)

Но народ не принял эти соображения во внимание. И с этих пор началась эпоха царей – сначала Саул, затем Давид, далее Соломон и т.д.

Как согласовать эти тексты? Видимо, их главная мысль в том, что сама форма правления не играет решающего значения (во всяком случае  – монархия необязательна). Царь тоже может реализовывать политическую теократию, но только в случае своей праведности. Во Второзаконии об этом ясно говорится:

 «Только чтоб он не умножал себе коней и не возвращал народа в Египет для умножения себе коней, ибо Господь сказал вам: «не возвращайтесь более путем сим».

«И чтоб не умножал себе жен, дабы не развратилось сердце его, и чтобы серебра и золота не умножал себе чрезмерно».

«Но когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов; и пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии».

4.2. Культурная теократия.

Все искусство – сакральное, светского искусства нет. Вся литература – тоже сакральная и сводится к Библии.

4.3. Экономическая теократия.

Бог говорит израильскому народу, что если он  будет исполнять эти законы, то ему будет обеспечено благополучное житие и хозяйственный успех. «Если вы будете поступать по уставам Моим и заповеди Мои будете хранить и исполнять их, то Я дам вам дожди в свое время, и земля даст произрастения свои, и дерева полевые дадут плод свой; и молотьба хлеба будет достигать у вас собирания винограда, собирание винограда будет достигать посева, и будете есть хлеб свой досыта, и будете жить на земле вашей безопасно» (Лев.26,3-5).

В противном случае народ будет сурово наказан от Бога: «и небо ваше сделаю как железо, и землю вашу как медь; и напрасно будет истощаться сила ваша, и земля ваша не даст произрастений своих, и дерева земли вашей не дадут плодов своих (…) хлеб, подкрепляющий человека, истреблю у вас (…) и будете есть плоть сынов ваших, и плоть дочерей ваших будете есть» (Лев.26,19-29).

Иначе говоря, экономическое благополучие народа целиком в руках Бога.

 

Кроме вышеуказанных, в ВЗ можно выделить две особенности, касающихся имущественного и национального устроений Израиля.

 

5. Дуализм в отношении к богатству.

 

В Ветхом Завете имеет место определенная двойственность по отношению к богатству. Оно и знак милости Божией, и тлен.

Богатство – признак Божиего благоволения. Такую мысль в ветхозаветных текстах можно найти не раз. Чтобы испытать Иова Господь отбирает у него богатство, но после искушений в знак Своего благоволения Он с лихвой все  Иову возвращает.

Екклезиаст говорит: «Умножь имущество, умножь и потребляй» (Екк. 5. 10), прибавляя: «И если какому человеку Бог дал богатство и имущество, и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю и наслаждаться от трудов своих, то это дар Божий» (Екк.5,18).

Соломон возвещает: «Венец мудрых – богатство» (Пр.14,24).

Иисус, сын Сирахов, поучая сына, говорит: «Доброе и худое, жизнь и смерть, бедность и богатство – от Господа» (Сир.11,14).

Пророк Самуил говорит: «Господь делает нищим и обогащает, унижает и возвышает» (1 Цар.2,7). О том же повествует и книга «Летопись» : И богатство, и слава от лица Твоего”(1 Пар. 29, 12).

Поскольку богатство дается Богом, то оно часто рассматривается как положительная ценность: «Богатство и сила возвышают сердце» (Сир.40,26). «За смирением следует страх Господень, богатство и слава» (Пр. 22. 4).

Высоко ставя труд, Ветхий Завет часто видит в лености причину бедности:  «Много хлеба бывает и на ниве бедных, но некоторые гибнут от беспорядка» (Пр.13,23). «Ленивец зимою не пашет; поищет летом – и нет ничего» (Пр.20,4).

Независимость от богатства. Но есть и другая тенденция, вполне определенно прослеживающаяся у ветхозаветных писателей: не следует гнаться за богатством и надеяться на него:

«Кто любит серебро, тот не насытится серебром, и кто любит богатство, тому нет пользы от того. И это – суета!» (Екк.5,9).

«Не заботься о том, чтобы нажить богатство; оставь такие мысли твои. Устремишь глаза твои на него, и – его уже нет; потому что оно сделает себе крылья и, как орел, улетит к небу» (Пр.23,4-5).

«Не поможет богатство в день гнева» (Пр.11,4).

«Надеющийся на богатство свое упадет; а праведник, как лист будет зеленеть» (Пр.11,28).

«Нищеты и богатства не давай мне» (Пр.30,8)

 «Лучше немногое при страхе Господнем, нежели большое сокровище, и при нем тревога» (Пр.15,16).

«Не полагайся на имущества твои и не говори: «станет на жизнь мою» (Сир.5,1)

 «Доброе имя лучше большого богатства, и добрая слава лучше серебра и золота» (Пр.22,1).

Лучше уповать не на  богатство, а на Господа – вот вывод, который часто звучит в Ветхом Завете.

 

6. «Свои-чужие».

 

Эта особенность говорит о национальной избранности еврейского народа. Но избранность понимается в том смысле, что его исторический путь обязательно закончится рождением Мессии. Поэтому Израиль должен быть устойчив по отношению к языческим соседям и иметь перед ними социальное преимущество. Уже указывалось, что при даче взаем процент может (и должен) взиматься только с иноземцев; прощение долгов в 7-ой и 50-ый годы для них не совершается, аналогично чужой, попавший в рабство, рассматривается как собственность рабовладельца с возможностью его купли-продажи; опять таки,  законодательство, регламентирующее отпускание рабов его не касается.

Отметим, что Новый Завет две последние особенности (5. и 6.) полностью преодолевает.



На главную страницу

Список работ автора


Rambler's Top100

Hosted by uCoz