Лекция 3. Новый Завет о смысле трудовой деятельности

 

Принципы формулировки хозяйственных законов в Ветхом и Новом заветах. Труд человека как участие в деле Творца. Труд как тяжелая необходимость. Социальная роль труда. Новый Завет о мотивах трудовой деятельности. Отношение христиан к хозяйственной деятельности.

 

Евангелие Христово возвещает нам благую весть о спасении, освобождении из рабства. Христос торжественно зачитывает пророка Исаию: «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу,  проповедывать лето Господне благоприятное» (Лук.4,18-19).  Здесь спасение уподобляется юбилейному году, «лету Господню благоприятному», когда нищие, пленные слепые освобождаются от своей тяготы, отпускаются из темницы греха на свободу. Евангелие – благая весть о Царстве Божием, в которое вступят все освобожденные. Освобождение дается по вере в Господа Иисуса Христа. Человек, уверовавший в Иисуса Христа, водится Духом Святым, действует по благодати.

Столь высоко духовное учение Евангелия ставит перед нами вопросы: какое отношение к этому освобождению имеет труд? Будет ли существовать труд в Царстве Божием? Должен ли человек трудиться на земле? И если должен, то какой характер этот труд должен носить? Наконец, имеется ли данный нам Богом закон, по которому христианин должен осуществлять свою хозяйственную деятельность? Ответы мы начнем с последнего вопроса.

Принципы формулировки хозяйственных законов в Ветхом и Новом заветах. Если вернуться к Ветхому Завету, то нетрудно увидеть, что там вся хозяйственная сфера подчинена закону. Причем, этот закон носит универсальный характер, объемля не только экономику, но и устроение церкви, богослужение, половую мораль, медицину, гигиену – в общем охватывает практически все стороны жизни человека. Но делание по закону вовсе не означает отсутствия любви. Спаситель, провозгласив заповеди о любви к Богу и любви к ближнему, указывает: «на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф.22,40). Таким образом, установления закона  основывались на любви и тем самым поддерживали ее. Во-первых, закон воспитывал любовь в соблюдающих его, и, во-вторых, не давал внешним силам эту любовь разрушить. Содержа в себе любовь, закон был детоводителем к воплощенной любви – Христу.

Может создаться впечатление, что В Новом Завете сама необходимость закона отпадает. «Если вы духом водитесь, то вы не под законом» (Гал.5,18) говорит ап. Павел. Нет, это не так – и Новый Завет вовсе не отрицает идею закона. Господь говорит: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Ин.14,21); и наоборот: «Если любите меня, соблюдите мои заповеди» (Ин.14,15). Для стяжания любви и в Новом Завете закон имеет как воспитывающую, так и ограждающую функции. Новый Завет лишь утверждает, что любовь не может быть полностью вмещена в закон, особенно в своих высших проявлениях. Но любовь имеет много форм и степеней. И низшие, необходимые для существования человека выражения любви, Господь утверждает в виде закона. Впрочем, в Новом Завете этот закон дается не в правовой форме, а в виде нравственных заповедей. Яркий пример таких заповедей – Нагорная проповедь Спасителя.

Новозаветный закон существует и в хозяйственной сфере. По сути дела именно он и является предметом изучения данного курса лекций. Однако вся трудность в том, что хозяйственно-экономические заповеди не сформулированы настолько явно, чтобы  их понимание было однозначным. Содержание этих заповедей разбросано по множеству отрывочных, коротких высказываний, по ряду притч и рассказов, далеко не всегда поддается точному толкованию. И не удивительно, что по вопросам трудовой и имущественной этики христиане спорят до сих пор.

Укажем на одну особенность нравственного закона, существенную для понимания христианского отношения к хозяйственной сфере. Новозаветные заповеди обладают исключительной высотой. По сути дела они формулируют нравственный идеал, достижение которого в полной мере для падшего человека невозможно. Тем самым они становятся маяками, указывающими верное направление, по которому должны двигаться христиане в своем нравственном совершенствовании. В то же время в своей существенной части эти заповеди достижимы и для обычных, падших людей. Однако, достижимы при условии большой веры и упорного труда над собой. Это не каждый может, и, главное, не каждый хочет. Поэтому люди исполняют нравственный закон в разной степени. Особенно заметен этот разброс при исполнении закона в экономической сфере. Но экономика столь важна, что именно ею определяется лицо общества. В результате, по мере исполнения нравственного закона, каждое общество образует тот или иной хозяйственный строй, социально-экономические отношения которого обладают определенным нравственным уровнем. Мы снова приходим к идее, что экономика – практическая этика. Выясняется, что законы экономики – вовсе не незыблемые законы природы, подобно закону всемирного тяготения. Нет, экономическое бытие общества зависит от нравственного уровня людей. Но экономические институты фиксируют, закрепляют нравственность в жестких правовых формах, и потому возникает иллюзия, что они «объективны», «естественны» и пр. Изменение нравственного уровня общества приводит в конце концов к изменению принципов экономической жизни. Таким образом, не экономическое бытие определяет сознание, а наоборот, нравственное бытие определяет  форму экономики. Но нравственное – от Бога; соответственно и экономическое бытие – тоже от Бога и задается нам божественными заповедями.

Наша задача –  попытаться выяснить по возможность наиболее ясно содержание данных нам в Новом Завете хозяйственных заповедей и, окинув взглядом человеческую (и церковную в том числе) историю, выяснить, насколько то или иное экономическое устроение отстоит от божественного идеала. Важное место в новозаветных хозяйственных заповедях принадлежит учению о смысле труда человека. Тут необходимо указать на несколько моментов.

Труд как участие в деле Творца. В раю человек был призван не оставаться праздным, а «возделывать» Эдем. Согласно учению св. Максима Исповедника (VIIв.), человек, по замыслу Божию, должен был преодолеть свою земную ограниченность  и встать на путь покорения космических и духовных пространств, очищения их от темных сил, «святой жизнью соединить мир и рай» /119:76/. Человек пал, но конечно же замысел Божий о человеке не изменился – эта заданность осталась. Только теперь ее реализация предписывается насельникам Царства Божия, тем, которые будут удостоены в жизни будущего века быть с Господом. Поэтому и в Царстве, на «новой земле» Господь призовет людей к деятельности. Конечно, дела эти не будут материальным трудом, которым заполнена жизнь людей на этой земле. Труд, деятельность будет духовной, будет творческой. Ибо человек, по замыслу Создателя, образ Божий, обладающий такими атрибутами Божества как духовность и творческая сила. И главное – вся деятельность человека будет согласована с волей Божией. Человек будет сотворцом, осуществителем Божьего замысла о мире. Он призван быть участником в деле Творца, а потому в Царстве Божием будет иметь место одухотворенная, творческая и согласная с волей Божией деятельность человека.

И не только в Царстве. Человек, пусть и падший, но не утративший образа Божия, совершая на земле свой обычный труд, все равно, вольно или невольно, участвует в Божьем замысле о мире, становится соучастником Божьего дела. Конечно, падшесть все извращает, а потому искаженный, а то и откровенно греховный характер носят великие трудовые проекты человечества. И тем не менее, за искажениями проступает их подлинный смысл –  посильное участие в делах Господних. Тем более это верно, если человек работает на земле в смирении и старается понять и выполнить волю Божию. Тем самым приобретает высший смысл всякий труд, направленный на достижение более святой и совершенной жизни. Сам Спаситель, будучи в земной жизни плотником, освятил тем самым все созидательные профессии.

Труд как тяжелая необходимость. Но в новозаветное время имеет место и другая, скорбная сторона труда. Мы знаем, что крестный подвиг Спасителя автоматически не привел человека в безгрешное состояние, да и не мог этого сделать, ибо человеку, как образу Божию, навсегда дарована свобода.  Господь дает путь спасения и помогает его пройти. Но все же путь этот узкий, и человечество, как и в ветхозаветные времена, все равно находится под грехом. А потому и в новозаветные времена трудовая деятельность совершается «в поте лица». Недаром хозяйственная деятельность обычно выражается у нас двумя словами: «труд» и «работа». Рассмотрим чуть подробнее, что они означают.

Действительно, труд является «трудным». В большинстве случаев он тяжел, и человечество прилагает огромные усилия, чтобы его облегчить. По сути дела назначение всей техники и состоит в том, чтобы облегчить труд, сделать более производительным, с тем, чтобы сократить усилия на выполнение необходимой хозяйственной деятельности. Безусловно, механизмы, приборы, компьютеры делают труд человека более легким. И все же они не могут преодолеть ветхозаветного проклятия, данного Богом нашим праотцам: «в поте лица будешь есть хлеб твой» (Быт.3,19). К тому же роль техники оказывается столь значительной, что она становится самодовлеющим фактором. Современная цивилизация без техники уже просто не может существовать. Из бессовестного раба техника превращается в госпожу, диктующую человеку свой образ жизни.

Социальная роль труда. Другое наименование, «работа» – от слова «рабство». Тут подчеркивается не столько рабство необходимости трудиться, сколько то, что почти всегда труд совершается в социально зависимом состоянии. В древности самые тяжелые работы выполняли рабы – люди максимально зависимые от хозяев. И сейчас зависимость не исчезла – просто она стала более утонченной. Мы все равно нанимаемся у работодателя, даем определенные обязательства, неисполнение которых ведет к увольнению, а то и к уголовной ответственности. Работа, которую выполняет человек, делает его в определенной степени «рабом» общественных отношений. Эти отношения оказываются настолько существенными, что именно они «де факто» становятся основой всего общества. Задача христиан состоит в том, чтобы сделать их по возможности отвечающими новозаветным этическим нормам.

Несколько иная социальная роль труда выявляется вследствие его особого свойства – специализации. Человек не может одинаково хорошо выполнять все виды труда; волей- неволей он специализируется на чем-то одном, желая достигнуть в этом деле мастерства. Это явление носит название разделения труда. Благодаря ему труд по большей части является деятельностью, плодами которого пользуются другие. Эта его характерная особенность может быть использовано двояким образом. При эгоистичной направленности труд и возникающие вокруг него социальные отношения могут легко привести к социальному неравенству, к эксплуатации человека человеком, наиболее ярким примером которой в древнем обществе было рабство. Однако труд ради другого человека может стать и воплощением величайшей добродетели  – воплощением любви к ближнему, без которой все остальное «кимвал звяцаяй» (1 Кор.13,1). «Вера, действующая любовью» (Гал.5,6) осуществляется в своей значительной части через труд. Именно в этом прежде всего должен состоять смысл труда для христианина.

Социальная роль труда выражается также и в его социализирующей функции. Труд воспитывает, труд вводит человека в общество и позволяет ему там успешно существовать, труд творческий дает человеку глубокое удовлетворение, труд даже является лечебным средством от многих недугов. Конечно, труд не сделал из обезьяны человека – эта вульгарная идея отвергнута и религией и современной наукой. Но отрицать то, что труд формирует личность человека, было бы неверно. Вне труда, в праздности человек особенно становится подверженным множеству развращающих грехов и зачастую теряет человеческий облик, приходит в скотское состояние.

Подытоживая, мы должны констатировать двойственный характер труда в новозаветное время. С одной стороны, как и во времена ветхозаветные, труд остается тяжелой необходимостью, повинностью, которую человек должен исполнять с момента падения прародителей. Кроме того, работа, встраивая человека в обойму общественных отношений, так или иначе закабаляет его. Но с другой стороны, труд, если он соответствует замыслу Божию, является соработничеством Богу в деле «возделывания» всего творения, в деле раскрытия богатейшего потенциала этого мира. Труд совершается не только для себя, но и для других, становясь тем самым воплощением и осуществлением величайшей добродетели – христианской любви. Наконец, трудовая деятельность, являясь основным устоем общества, играет огромную воспитательную и социализирующую роль, она сохраняет человеческую личность, не дает ей скатиться ниже человеческого облика. Иначе говоря, человек спасается через труд в том числе. Эту мысль выдающийся русский философ и богослов о. Сергий Булгаков сформулировал в таких словах: «Пусть труд в поте лица есть печать проклятия, положенного на человека первородным грехом, от этой повинности так или иначе не должен освобождать себя человек, напротив, он может и должен спасаться, очищаться этим трудом. Труд получает значение не только естественного выражения связи, посредства между человеком и миром, фактора космоургического, но и могучего средства духовного самовоспитания, аскезы» /9:41/.

Новый Завет о мотивах трудовой деятельности. Ради чего человек трудится? В Новом Завете мы можем найти несколько указаний, разъясняющих этот вопрос.

Прежде всего, труд необходим для обеспечения собственного пропитания. Апостол говорит: «Кто, насадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада?  По человеческому ли только рассуждению я это говорю? Не то же ли говорит и закон?  Ибо в Моисеевом законе написано: не заграждай рта у вола молотящего. О волах ли печется Бог?»  (1 Кор.9,7). Ту же мысль Евангелие выражает в кратких словах: «трудящийся достоин пропитания» (Мф.10,10). В отрицательной формулировке эта мысль заключена в словах апостола: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2 Сол.3,10). Это, можно сказать, самый «низкий», ветхозаветный резон труда. Но новозаветная этика его не отрицает. Наоборот, христианство признает, что благость Творца, создавшего мир, и человеческий труд являются источником всех благ (а не капитал, как пытаются нас сейчас уверить). Поэтому справедливо, если человек получает вознаграждение не по его имущественному положению, а по его трудовому вкладу. 

Более высокий мотив трудовой деятельности выражен апостольскими словами: «а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся» (Еф.4,28). Дело в том, что милостыня – личная или социальная - возможна только от трудового избытка. Иными словами, трудиться нужно ради ближнего, для того, чтобы помочь в его нелегкой жизни, для осуществления великого дела милостыни.

Наконец, еще более высоким мотивом является делание во имя Бога: « И всё, что вы делаете, словом или делом, всё делайте во имя Господа Иисуса Христа» (Кол.3,17) или «И всё, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков,   зная, что в воздаяние от Господа получите наследие, ибо вы служите Господу Христу» (Кол.3,23-24). В последнем фрагменте акцент делается на то, что  конечная смысл христианской деятельности – служение Богу, а не человекам. Именно через служение Богу человек соединяется с Ним. Однако это служение осуществляется не иначе, как через служение ближнему, помощь бедному и нуждающемуся. Любовь к Богу прежде всего выражается через любовь к ближнему, и труд ради ближнего является наиболее  важным воплощением этой любви. Более того, наше спасение напрямую зависит от труда помощи  ближнему. Очень ярко об этом  говорит евангельский фрагмент об «овцах и козлищах» (этот фрагмент читается на неделе о Страшном суде).   Здесь Сам Христос отождествляет себя с алчущими, жаждущими, нагими, больными, странниками, в темницах:

«Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей,  и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов;  и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую.  Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:  ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;  был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.  Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?  когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.  Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его:  ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф.25,32-46).

Отношение христиан к хозяйственной деятельности. Надо отметить, что учение о смысле труда в Новом Завете не выражено подробно и требует расшифровки. Это обстоятельство привело к тому, что в истории христианства возникло (и имеет место до сих пор) два подхода, две стратегии отношения к хозяйственной сферой.

Первая стратегия: трудовая деятельность неизбежна, но она не является основной. Главное же для христианина – воспитание души, подготовка ее к жизни в Царстве Небесном. Главное – духовная жизнь, молитва, покаяние, аскетическое делание, искоренение страстей. Всему этому материальные заботы мешают. А потому хозяйственной сфере нужно по возможности отдавать меньшее значение, вести ее «абы как», не прилагая к ней сил души. Если при этом уповать на Бога, то Он охранит нас от бед и даст нам пусть не богатство, но хотя бы достаток. Такой взгляд, обычно проповедываемый монахами и близкими к ним кругами, находит отклик и в массе мирян. Ныне не только аполитичность, но и асоциальность многих православных – характерное явление нашей жизни. Более того, зачастую такая позиция считается чуть ли не необходимой для христианина.

Вторая стратегия основывается на ином рассуждении. Если трудовая деятельность неизбежна, то не следует ею пренебрегать. Наоборот, ее нужно воцерковить, подчинить заповедям Божиим, сделать материалом для христианского воспитания. В то же время, поскольку хозяйство ведется не только христианами, но и всем народом в рамках государства, то необходима работа в общенациональном масштабе по внедрению христианской хозяйственной нравственности и вообще церковных взглядов на ведение экономики. Такую позицию занимает уже упоминавшийся документ «Основы социальной концепции РПЦ», а также ряд патриотически и государственно настроенных церковных деятелей. Отметим, что ветхозаветный подход к хозяйству по сути дела приближается к этой стратегии.

Однако в воззрениях на то, какой экономический строй является подлинно евангельским,  христиане, и в частности православные, расходятся. К этому вопросу мы еще вернемся, обсуждая различные парадигмы христианского отношения к имущественному вопросу.

 

Контрольные вопросы

 

1. В чем особенность новозаветного закона?

2. Существует ли божественный закон, регулирующий экономическую деятельность людей?

3. При каких условиях человеческий труд является соучастием в деле Творца?

4. Какой смысл имеет русское слово «труд»?

5. Каково происхождение слова «работа»?

6. Что такое социальная роль труда?

7. В чем выражается двойственный характер труда?

8. О каких мотивах трудовой деятельности говорится в Новом Завете?

9. Укажите на две характерных позиции, которые занимают христиане по отношению к экономической сфере?

 

Rambler's Top100

Оглавление Учебного пособия

На главную страницу

Rambler's Top100

Hosted by uCoz