Rambler's Top100

Сомин Н.В. (ПСТБИ)

Кресто-Воздвиженское Трудовое Братство и его основатель Н.Н. Неплюев.

 

В этом сообщении речь пойдет о явлении необычном, удивительном, при раздумьях о котором, возникают ассоциации то с "Утопией" Томаса Мора, то с первохристианской Иерусалимской общиной. Имя этому явлению - Православное Кресто-Воздвиженское Трудовое Братство. Основатель его - Николай Николаевич Неплюев, помещик из старинного дворянского рода.

С самого детства мальчик зачитывается Евангелием и проявляет исключительную нравственную чуткость. Позже он писал: "там, где я не чувствовал любовь, я буквально болел от скуки, буквально замерзал от духовной стужи... Не только присутствие человека грубо-недоброжелательного, но даже присутствие человека равнодушного, холодного доставляло мне тяжелое, иногда почти невыносимое страдание... Только проявления любви утешали меня, озаряли душу мою тихим светом" /1:12/.

Сначала жизнь Николая Неплюева складывается обычно для богатого аристократа: он кончает Петербургский университет и становится дипломатом при посольстве в Мюнхене. Однако, вскоре пустая светская жизнь делается для него невыносимой. Он бросает службу, едет в свое имение, хутор Воздвиженское в Черниговской губернии и в 1881г. основывает там школу-интернат для крестьянских сирот. Вскоре Неплюев открывает 5-ти летнюю сельскохозяйственную школу для мальчиков, получившую поддержку государства, а в 1893г. создает аналогичную сельскохозяйственную школу для девочек. В школах одновременно учится по 80-90 детей. Помимо общеобразовательных предметов и предметов по агрономии и животноводству, преподается закон Божий и Новый Завет. Неплюев старается возростить в душах учеников сознательную веру в Бога, понимание того, что каждый человек, будучи образом и подобием Божиим, должен свободно соединить свою волю с волей Божией, стать Божиим достоянием. Однако, как выясняется, достигнуть столь высокого уровня оказывается нелегко. Неплюев пишет: "Мне пришлось на деле убедиться, что на земле не рождаются ангелы" /2:165/. Дети по большей части оказались грубыми эгоистами, для которых любовь к Богу было совершенно неведомым понятием.

Но Бог помогает. Несколько наиболее продвинутых старших учеников, видя трудности в воспитании младших, решили взять "шефство" над наиболее трудными из них. Оказалось, что старшие ребята могут гораздо эффективнее повлиять на нравственное развитие младших, чем учителя. Так образовался Старший Братский кружок, ставший позднее ядром Братства. За ним был создан и Младший Братский кружок, состоящий из ребят, в которых уже видны первые ростки новой жизни. Здесь невольно могут возникнуть аналогии с "комсомольцами" и "пионерами" советского времени. Впрочем, подобные ассоциации будут возникать и дальше по ходу рассказа. Однако, следует помнить, что все это произрастало не на почве атеизма, а на лоне веры во Христа и строгой православной жизни. Кроме того, в школах имела место подлинная демократичность. Ребята сами выбирали себе наставников и членов Кружков. Помимо этого, в школе ребятами выбирались старшины - ученики, исполнявшие административные функции, приказы которых были обязательны для всех учеников школы. Наказания отсутствовали; их заменяло проводимое каждую субботу общее собрание школы, на котором каждый ученик мог высказать любые претензии старшинам и учителям. Обучение в школах ­- бесплатное, хотя школьники жили на полном пансионе. Конкурс в школах всегда был большой - 5-7 человек на место. Неплюев лично курировал школы, бывая в них практически каждый день. Детей он любил исключительно, и дети отвечали ему тем же. Впоследствии и для Братства воспитание детей было приоритетом номер один.

С 1889г. начались выпуски школы, и часть выпускников решили посвятить себя делу братства. Они в 1891г., взяли у Неплюева в аренду 255 десятин земли и основали Трудовое Братство.

"Мне нечего было продумывать форму жизни, - пишет Неплюев, - наиболее соответствующую вере и пониманию жизни верующего христианина. Св. Апостолы... научили нас тому примером братских общин, этой единственной форме социального строя, вполне соответствующей братской любви" /3:7/. Цель Братства Неплюев формулирует так: "осуществить христианство в несравненно большей степени, чем оно осуществляется в окружающей жизни, основать отношения и труд на единой христианской основе братолюбия" /4:65/. Неплюев составляет Устав Братства и в 1894г. с большими трудами добивается того, чтобы он был одобрен Синодом и утвержден Александром III. Будучи сам глубоко церковным человеком, Неплюев в основу устроения Братства кладет христианскую любовь и преданность Православию. Он строит в Воздвиженске великолепный храм. В Братстве вводятся общие утренние и вечерние молитвы, богослужения по воскресеньям и всем большим православным праздникам, говение в Великий пост, изучение Писания. Для желающих организуются дополнительные молитвенные собрания. Кроме того, Неплюев создает (и утверждает у архиерея) новые обряды, например, чин приема в Братство (ночью, со свечами, в белых одеждах). Все строго православно, никакого сектантства.

Но Братство - это не только приход, но и трудовая коммуна. Братчики организованы в несколько "семей", т.е. артелей или групп по профессиональному признаку, названных в честь святых: семья Николая Чудотворца, семья Иоанна Богослова и т.д. В каждую такую "семью" входит несколько обычных семей и холостых. Вся "семья" живет в одном общежитии, имеет общую трапезу, организует собственный локальный детский сад. Все важные решения принимает Дума Братства (10-20 человек), работающая под председательством Блюстителя, которым пожизненно был избран Неплюев. По уставу, вся прибыль Братства, после отчислений в фонд развития, распределяется поровну между всеми братчиками, независимо от профессии и занимаемой должности. При этом вся доля выдается на руки лишь при выходе из Братства, а обычно братчикам выдается часть доли: определенная  сумма на одежду и личные вещи (около 150 р. в год). Братчики, однако, по своему почину решили, ради более быстрого роста численности Братства, уменьшить личную долю и увеличить отчисления в фонд развития. И Братство быстро растет: если в 1890г. братчиков было лишь 9 человек, то к 1907г. - уже 291 чел. плюс около 200 детей в трех школах. Расцветает культурная жизнь: все братчики грамотны, читают книги и газеты, многие пишут стихи, рисуют, музицируют, устраиваются театральные постановки.

В Братство, чтобы ознакомиться с его жизнью, приезжает множество гостей. Некоторые, глубоко пораженные увиденным, остаются в Братстве или завещают ему свое состояние. В 1900г. Братство благословил о. Иоанн Кронштадтский. После кончины Неплюева, прекрасные статьи о нем пишут такие разные по церковной ориентации люди, как проф. В. Экземплярский и кн. Н. Жевахов. Однако, восторженное отношение к Братству далеко не у всех. Наоборот, у него возникает масса недругов, причем среди самых разных сословий. Окрестные помещики относятся к Неплюеву презрительно, никто из них его примеру не последовал. Многие крупные общественные и церковные деятели высказывают свое недоброжелательство, например К.П. Победоносцев или известный публицист М.О. Меньшиков.

Да и окрестные крестьяне зачастую ненавидят Братство и стараются поживиться за счет его угодий. Особенно критическая ситуация сложилась во время революции 1905г., когда братчики, по совету губернатора, были вынуждены  вооружить мужчин для охраны угодий братства. Все обошлось парой выстрелов в воздух. Но столь решительные и, казалось бы, не совсем христианские меры раскрывают нам далеко не ординарную нравственную философию Неплюева, о которой нужно сказать несколько слов.

Николай Николаевич Неплюев был щедро одарен многими талантами: умом, волей, эстетическим чувством. Но главным его талантом была христианская любовь. "Вы знаете, какая для меня святыня любовь, - пишет Неплюев, - знаете, что она для меня и воздух, и свет, и жизнь" /4:106/. И это не пустая риторика. Его душа стремится реализовать, воплотить любовь в реальной жизни. Ибо только любовь способна преодолеть все, казалось бы, неразрешимые противоречия человеческого бытия, и прежде всего – между индивидом и обществом. Говоря об этом, Неплюев вводит понятие дисциплины любви, когда любящий сознательно и с радостью подчиняется общему порядку ради того, чтобы не повредить любимому. Такую  дисциплину Неплюев считает самой совершенной и единственно соответствующей христианству.

Но по опыту жизни Неплюев хорошо понял, сколь тленен этот мир, сколь сильно в нем зло. Поэтому Неплюев настаивает, что добро должно быть хорошо продумано и организовано: любовь должна вмещаться в форму, позволяющую ей успешно развиваться. Иначе зло разрушит и убьет первые же ростки любви. Поэтому, вслед за любовью, на второе место Неплюев ставит разум, которому должны быть подчинены все остальные душевные силы. Отсюда Неплюев делает следующие выводы. Во-первых, он против бессистемной благотворительности, под которой он понимает обычную милостыню в виде денежных подачек. Она, с его точки зрения, только пустое расходование средств. Ничего в этом мире не изменяя, не упорядочивая жизнь на началах добра, она только балует и развращает. Совсем другое - братская жизнь: она воспитывает людей, делает их достоянием Божиим. В ней сконцентрированы все возможные формы благотворительности. Во-вторых, принудить к братской жизни невозможно. Несмотря на все усилия по воспитанию братской любви, далеко не все ученики школ вступали в Братство. Многие остаются  по терминологии Неплюева, «представителями зла», и это их личный свободный выбор. Поэтому, чтобы сохранить ростки доброго, необходимо определенное обособление от зла, от "мира". Более того, необходима защита добра от представителей зла, чем и объясняется вооруженная оборона Братства.

Отдельную печальную главу составляет история взаимоотношений Братства со священниками Крестовоздвиженского храма. Следует сразу сказать, что они часто менялись. По крайней мере, до 1908г. было не менее пяти священников. Причин несколько. Прежде всего,  большинство из них не понимало самой идеи Братства, считая его социалистической или толстовской общиной. Другая причина – конфликт из-за лидерства в духовно-руководственной сфере. Священник обычно считает себя духовным лидером общины. Здесь ситуация была иной – таким лидером был Неплюев, и от священника требовался большой такт, чтобы найти свое достойное место в Братстве. Его положение осложнялось еще и тем, что по Уставу Братства кандидатура священника храма предлагалась Думой и утверждалась епископом-попечителем Братства.

Так, например, в Отчете блюстителя Братства за 1899 г. можно найти следующую запись: «Нам пришлось расстаться с бывшим священником нашего храма о. Сергеем Ч. Братство он постоянно ставил в необходимость выбирать между потерей любви, уважения и доверия к нему или к блюстителю Братства» /3:152/.  Речь идет о священнике Сергии Четверикове, впоследствии протоиерее РПЦЗ, авторе  известных книг «Старец Паисий Величковский» и «Великим постом». О. Сергий, только что окончивший Академию, служил в Крестовоздвиженском храме Братства в 1998-1999 г. В 1901 г. вышла его брошюра «Новая попытка обновления человечества», уничижительно оценивающая книгу Неплюева «К лучшему будущему».  Там о Сергий пишет, что Неплюев «не замечает живущего в мире добра, не видит благодетельной деятельности Христовой Церкви, и не сознает необходимости подчиняться ее опыту в деле христианского созидания душ” /7:32/. “Истины христианства в изложении Н.Н.Н, принимают характер какой-то отвлеченный и мало-жизненный” /7:41/. Касаясь воззрений Неплюева на «бессистемную благотворительность» о. Сергий Четвериков замечает: “Нам бросаются прежде всего в глаза резкое противоречие между тем, что говорит св. Евангелие, и учением Н.Н. Неплюева” /7:85/. Но больше всего о. Сергию не нравится то, как Николай Николаевич понимал любовь: “в то время, как и св. Евангелие, и православное учение веры под христианкою любовью всегда разумеют настроение сердца, Н.Н.Н. под любовью разумеет внешние дела” /7:91/. А о приведенном выше фрагменте детских воспоминаний Неплюева, где тот «духовно коченел» с нелюбящими людьми, о. Сергий говорит: “Ему легко и отрадно только с любящими. Но такова ли истинная любовь? Истинная любовь - любить всех без различия” /7:28/. Везде в замечаниях о. Сергия сквозит стремление уязвить Неплюева с позиции непогрешимого адепта Православия, хотя соображения его содержательно спорны, а нравственно безлюбовны.

Особое место занимает конфликт между Неплюевым и свящ. Романом Медведем, канонизированным в 2000г. как священномученик. О. Роман приехал в Братство 12 января 1901г., однако в конце 1901г. его уже в братстве не было. А перед отъездом о. Роман послал  донесение в Синод, в котором он резко отрицательно отозвался о деятельности Братства. В донесении он писал:

«Настоящая экономическая организация братства грозит обратить его в коллективного помещика, весьма тяжелого для округи, поскольку всякая частная благотворительность является запрещенной по уставу. Получается самая жестокая форма капиталистического строя, без всякого выражения не только христианских, но и просто человеческих чувств. Труд братства потерял нравственно-оздоравливающее значение, следовательно, по своему жизненному принципу братство неуклонно стремится в самоуслаждение. (…) Исторически сложившиеся отношения братства к православному священнику ненормальны. Братство постоянно разделяло в священнике нравственную личность и носимый им сан и через то открыло себе широкую дорогу для осуждения и попирания священства. Согласно этому разделению, все в пастырском руководстве неприятное для овцы и стада может быть относимо к личности священника, не имеющей никакого отношения к носимому им сану. Пастор должен пасти овец, как того желают овцы. (…) Презирать священника как личность и получать от него Святые Тайны не дело доброго мирянина" /11:357-359/.

Характеристика экономической жизни Братства, как «формы капиталистического строя», данная о. Романом, вряд ли справедлива. Наоборот, вся предыдущая и последующая история братства говорит о том, что в нем был реализован подлинный христианский социализм, т.е. форма обобществления имуществ, основанная на братской  любви, где труд имел в высшей степени нравственное значение. Сложнее обстоит дело с обвинениями о. Романа в презрении к нему как личности. Думается, что молодой священник, получивший свой первый приход, не смог должным образом найти свою нишу в столь необычном духовном организме, как Кресто-воздвиженское Братство. Интересно, что в 1902г. было опубликовано «Частное ответное письмо Н.Н. Неплюева на письмо священника Иванова»/10/, где под именем свящ. Иванова , по-видимому, имелся в виду о. Роман. В этом письме Неплюев высказывает свой взгляд на конфликт. Из него, в частности, выясняется, что о. Роман на исповеди требовал от женской половины Братства  открытия ему всех сугубо личных привязанностей и симпатий. Девушки обиделись и просто перестали  ходить к нему на исповедь, а о. Роман обвинил в этом Блюстителя, который, якобы, настраивал братчиков против священника. Предъявляет Неплюев и другие претензии к о. Роману:

1.      не хотел общаться с простыми братчиками, считал это «потерей времени»;

2.      обвинил Н.Н. в материальной непорядочности;

3.      просил Марию Николаевну никогда не передавать Н.Н. содержимое их разговора (М.Н. обиделась, но не подала виду);

4.      после первого отвергнутого совета (Думе и Педагогическому Совету) перестал давать их вообще;

5.      в споре применял такой аргумент: «вы этого понять не можете, т.к. богословие не изучали»;

6.      высказывал мнение, что «совесть важнее любви» /10:43-44/.

Неплюев, на правах старшего, жестко высказывает: «Ваш престиж наиболее страдает именно от того, что прихожане ваши не видят в вас ни справедливой оценки добра и зла в себе и других, ни покаяния во зле даже и тогда, когда оно проявляется в вас наиболее ярко» /10:35-36/. «Горе в том, что вы не устояли в любви, что опять разум, а с ним вместе и гордость в вас, в жизни вашей и в отношениях ваших перевесили любовь, почти потушили ее» /10:53/. Относительно «бесправного положения» священника в Братстве Неплюев пишет: «В частности и мне именно этого и не прощали по поводу того, что в уставе я не предоставил священнику каких-то исключительных прав, которых я действительно ему не предоставил, не желал предоставить, скорбным опытом жизни познал, что очень благоразумно сделал, что не предоставил и могу только тому радоваться не только  за Братство, но и за Церковь Православную» /10:81-82/.

Проблема священника в Братстве действительно оказалась сложной. Однако, в конце концов, она разрешилась. В последние годы жизни Неплюева священником Крестовоздвиженского храма стал о. Александр Секундов, сумевший, видимо, найти должный модус поведения. О. Александр долгое время оставался священником Братства и после смерти Неплюева, когда блюстителем Братства стала Мария Николаевна.

Однако, самый коварный и сильный враг Братства гнездился внутри. В 1900 году в Братстве наступил кризис, если так можно выразиться, "буржуазно-демократическая "революция". Появилась группа учителей, "интеллигентов" Братства, которая единым фронтом выступила против самих основ братской любви. На общем собрании они зачитали свои заявления, в которых говорилось, что "труд не для стяжания мне представляется слишком большим подвигом", что цель братства должно быть не спасение, а "удобство в жизни", что в Братстве - "мрачная религиозность",  что Николай Николаевич – «полновластный хозяин». "Недовольные" провели решение об экономическом обособлении каждой "семьи", что в корне разрушало идею братства. Несколько дней после собрания для Неплюева были сплошной мукой. Казалось, что Братство гибнет. Но после братчики одумались и на следующем собрании  все стало на свои места. "Недовольные", числом 5-6 человек, ушли, Братство было спасено и стало духовно крепнуть /4:197-223/. А после того, как Неплюев подарил Братству большую часть своего имения, - стало приносить значительный доход и быстро развиваться.

Неплюев всегда утверждал, что трудности создания братства столь велики, что его личных сил для этого совершенно недостаточно. "Дело Братства - дело Божие" говорил он. Свою же роль он видел в том, чтобы максимально отдать свою волю Богу, стать орудием Божиим в деле построения Братства.

Однако Неплюев ясно видел, что Братство - это маленький островок христианской жизни в море по сути дела языческой социальной жизни России. И он выдвигает целую программу, в основе которой кладется акт покаяния Церкви и всех сословий в том, что до сих пор христианская правда не реализовывалась в жизни народной. В противном случае кара Божия не замедлит себя ждать.

Он писал: "Истинная разумная любовь к нашей Русской поместной Церкви состоит не в том, чтобы обелять зло рутины жизни на лоне Ее (...), а в том, чтобы честно призвать чад Ее к покаянию" /9:271/. И именно Неплюев сумел наилучшим образом сформулировать «грехи наши». Он не раз говорил, что все русское общество не  живет по вере, не хочет реализовать христианскую правду в жизни своей, не организует свою жизнь на началах братолюбия и любви. И прежде всего это относится к духовенству, к церкви, которая должна быть духовным предводителем такой деятельности. Однако «организация на лоне Церкви жизни и труда на честной христианской основе единения в братолюбии считается за ненужное и даже вредное соблазнительное новшество" /8:7/. Созданием Крестовоздвиженского братства Неплюев стремился преодолеть эту пагубную тенденцию. Он писал: "Главная цель Братства - осуществить христианство в несравненно большей степени, чем оно осуществляется в окружающей жизни, основать отношения и труд на единой христианской основе братолюбия" /3:65/. Вся жизнь христиан и прежде всего – труд должны быть организованы по-христиански – вот главное, к чему стремился Неплюев. Он мечтал о времени, когда подобные братства покроют всю Россию и активно  стремился воплотить эти планы в жизнь. Но увы, реальной поддержки он нигде не находил и его деятельность по созданию Всероссийского Братства осталась безуспешной.

Следует отметить, что Неплюев отнюдь не возлагал всю вину на духовенство. Он подчеркивал, что все слои общества, все люди виновны в создавшемся безблагодатном состоянии. Повинны помещики – в том, что вместо того, чтобы видеть в крестьянах своих братьев во Христе, безжалостно эксплуатировали их, рассматривая их, по выражению Герцена, как «крещеную собственность». Повинна интеллигенция, которая ратуя за свободу, признает ее только за собой и отрицает свободу  по отношению за всеми остальными слоями общества, с нею несогласными. Повинен и простой народ, который не захотел устроить свою жизнь на основах братолюбия (отношение к Братству окрестных крестьян было отрицательным), а пошел за теми, кто предлагал грабежи и поджоги. Повинна и государственная власть, которая провозгласив православие главным устоем государства, в то же время «кощунственно желая сделать Церковь орудием своим в достижении чисто земных целей" /9:273/.

Но повинно и духовенство. Неплюев пишет: «Духовенство допустило эту неправду, не в том смысле, что оно должно было возбуждать народ против помещиков и проповедывать вражду и крамолу, а в том, что само оно изменило правде, не проповедывало ее ни помещикам, ни народу, не призывало к осуществлению ее ни помещиков, ни народ, стало участником помещиков в создании неправды, допустило народ до одичания. В конце концов оно само, в лице слишком многих из своих представителей, одичало, дошло до оправдания зла в жизни, а на практике настолько помирилось с анти-православной рутиной анти-братского строя жизни, что очень довольно этой рутиной, не только не проповедует, но даже и не желает осуществления православной правды в жизни» /10:85/. Неплюев даже говорит, что духовенство более виновно, чем помещики и народ, ибо «Чем более мы уважаем священный сан, чем более признаем действительность благодати, даруемой им в таинстве священства, тем более обязаны признать огромность и абсолютную неизвинительность их вины» /10:85/. «Все виновны. Все должны покаяться и сотворить плоды, достойные покаяния» /10:90/ - писал Неплюев. «Именно делом национального покаяния и должно быть со стороны всех участников: и народа, и интеллигенции, и крупных землевладельцев, и, особенно, духовных пастырей, дело воспитания детей, дело создания трудовой общины" /4:29/. Резко отрицательно относясь к социалистам, Неплюев свою программу Всероссийского братства  рассматривал как альтернативу революционному движению. Он ясно понимал, что Церковь не может стоять в стороне в деле социального преображения общества, и если не Церковь поведет народ на это дело, то его поведут другие силы, причем совершенно другого, противоположного духа. В 1906г., выступая по поводу предполагавшегося Поместного Собора, он считал, что не реформы, а именно всенародное покаяние и принятие программы социального преображения жизни должно быть главным делом Собора.

А плодами такого покаяния должна быть всенародная деятельность по созданию Всероссийского христианского братства со множеством отделений в городах и селах России. Но нет пророка в своем отечестве. Реакция была только отрицательной: Неплюева называли "самозванным исправителем Церкви", "гордецом". Но он не сдается - едет в Киев и там делает попытку организовать общество по созданию Всероссийского Братства. В Киеве ему аплодируют и даже составляется комиссия по выработке Устава Братства. Однако, сам Неплюев по скромности в нее не вошел, а без него комиссия даже не знала как приступить к созданию такого документа и вскоре распалась. Но и это не обескуражило Неплюева: в конце 1907г. едет в Петербург с той же целью, но с уже составленным им проектом Устава. Однако, там он сильно заболевает и возвращается домой в Воздвиженск, чувствуя, что дни его сочтены. Через месяц, в январе 1908г., Неплюев умирает под стоны и неутешные рыдания всего Братства.

Остается сказать о жизни Братства после смерти Неплюева. В литературе иногда глухо упоминается, что неплюевский эксперимент оказался неудачным и Братство распалось. Это не так. Блюстителем Братства выбрали его сестру - Марию Николаевну Уманец, которая многие годы была правой рукой Неплюева. Братство продолжало существовать и пережило революцию, хотя в 1920г. оно было квалифицировано как «рассадник толстовства» и школы братства преобразованы в советские.

Еп. Дамаскин (Цедрик) осенью 1924г. несколько раз приезжал в Воздвиженскую с/х артель, где останавливался у свящ. А. Секундова. Участвовал в богослужениях и молитвенных собраниях, произносил проповеди, Разговаривал с взрослыми и детьми. Несколько раз высказывался против Советской власти. Детям говорил, чтобы они слушались «маму Маню». Упоминалась семья ап. Андрея. По отзывам, еп. Дамаскину очень понравилась жизнь общины. А.Секундов хорошо знаком патр. Тихону и получил от него три награды. Отсюда мы можем заключить, что Патриарх Тихон хорошо знал о жизни неплюевской общины.

В дек. 1924г. на Воздвиженскую артель было заведено дело, по которому проходил и еп. Дамаскин. В деле говорится о «Неплюевско-монархической организации».

Окончательно Братство было уничтожено лишь в 30-е годы во время коллективизации /5/.

Как оценить этот феномен? Думается, что Неплюев совершил христианский подвиг, причем подвиг исключительный, аналогов которому трудно найти в нашей Церкви. Около полувека в России живет и расцветает православная трудовая община, вся повседневная жизнь которой устроена по высочайшим апостольским заветам. Ее существование доказывает, что христианский социализм - не утопия, он возможен, достижим для рядовых христиан - была бы ими проявлена воля к его осуществлению. А поэтому весь опыт этого Трудового Братства требует тщательного изучения.

Перед смертью Неплюев сказал: "Я счастливее Моисея - он не вошел в землю обетованную, а я жил в Братстве" /2:318/. И нужно надеяться, что у нас появится много таких счастливцев, последовавших примеру этого Братства.

Спаси Господи.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1.      Н.Н.Неплюев. К лучшему будущему.//Собр. соч., т. III, с.3-84.

2.  В.И.Экземплярский. Памяти Николая Николаевича Неплюева.//Труды Киевской Духовной Академии. 1908г., N 5 c. 155-169, N 6 с.281-319, N 8 с.579-628.

3. Н.Н.Неплюев. Трудовые братства. Могут ли долее обходиться без них церковь и христианское государство и как их осуществить. Лейпциг, 1893 г., С.24.

4. Н.Н.Неплюев. Отчеты блюстителя о религиозно-нравственной жизни братства.//Полное собрание сочинений. Т.V. Спб., 1908. с.1-420.

       5. Николай Боков. Успех утописта Неплюева.//«Русская мысль», N 4267, 29 апр. 1999 г.

6. ЦА ФСБ РФ. Д. Н-3677, Т.7.  л.7-21.

7. Свящ. Сергий Четвериков. Новая попытка обновления человечества. (По поводу статьи Н.Н.Неплюева - К лучшему будущему - “Кн. Недели”, 1899г.) Спб. 1901. - с. 96.

8. Н.Н.Неплюев. Письмо к духовенству. Киев. 1905г. - 20с.

9. Н.Н.Неплюев. Голос верующего мирянина по поводу предстоящего Собора// Труды Киевской Духовной Академии. 1906г. июнь, с. 269-305; июль, с. 393-428.

10. Частное ответное письмо Н.Н.Неплюева на письмо священника Иванова, письмо от 9 по 21 августа 1902г. - 102с.

11. Прот. Николай Доненко. Наследники царства. Симферополь. 2000. – 464 с.

 

 

2001 г.



На главную страницу

Rambler's Top100

Hosted by uCoz